ПО ВОСПОМИНАНИЯМ БОРИСА ЧИРКОВА

Борис Чирков 15-летним юношей был отправлен на 3 года в Соловецкий лагерь. Решив за этот срок пройти в лагере определенный курс, чтобы сдать после лагеря экстерном экзамены, Борис договорился с несколькими заключенными-профессорами о занятиях, но долго не мог найти себе "преподавателя" немецкого языка среди заключенных, посещавших библиотеку. Наконец он обратился за помощью к большому книголюбу о. Алоизию Каппесу, который относился к юноше с большой симпатией.

"Выслушав мои сетования, Каппес задумался и сказал, что знает удивительного преподавателя, который, кроме русского и немецкого, владеет итальянским, испанским и английским, а из древних языков - латынью, греческим и еврейским". О.Алоизий имел ввиду о. Петра Вейгеля и согласился переговорить с ним о занятиях.

Борис с нетерпением ждал первой встречи. "Когда старые монастырские часы ударили 8 раз, вошел некто невысокий, худощавый, похожий лицом на канцлера Брюнинга, в узких очках в железной оправе. Коротко стриженная седая голова, черное пальто, в рукаах шапка. Я сразу догадался, что это ОН...

Последний его вопрос был: "Чем вы руководствуетесь в своем поведении?" Последние недели я как раз много думал об этом и сразу ответил: "Не делай никому того, что не хочешь, чтобы другие делали тебе." Мы шли несколько минут молча, затем он сказал: "Мы начнем заниматься с выходного дня"...

Занятия пошли успешно, 2 раза в неделю. И постепенно Борис узнал о прошлом о. Петра, о его миссионерской работе в Африке и Южной Америке, о возвращении на родину в 1932 г. и о первых посещениях приходов в Поволжье:

"Петр Иванович посетил приходы, ужаснулся разорению ранее процветавших немецких колоний и понял, что его, как очевидца, обратно не выпустят. Он попытался связаться с посольствами. В 1932 г. в ночь под Рождество он и местные католические священники были арестованы и обвинены во всех грехах, начиная с подготовки вооруженного восстания".

9 - 10 октября и 25 ноября 1937 г. постановлениями коллегии УНКВД по Ленинградской обл. немецкие католические священники, и в их числе о. Петр Вейгель, были приговорены к высшей мере наказания. Последнюю встречу с о. Петром, когда уводили на этап всех приговоренных, Борис Чирков описывает так: "И мимо, мимо идут ряды. Я ждал своего Учителя. Включен ли он в этап? Уже прошло несколько польских ксендзов. Проплыло толстое раблезианское лицо Каппеса. "Wo is" mein Lehrer?" - крикнул я. Поворотом головы Каппес показал в следующие ряды, и я увидел бледное, исхудавшее, скорбное лицо Учителя. Он улыбнулся и четко произнес: "Auf, bade, Schuler, unverdrossen die urd-sche Bruft im Morgenrot"... А ряды все шли. Более тысячи заключенных было вывезено из Соловков в этот пасмурный октябрьский вечер..."

(по материалам И. Осиповой)

Вернуться к оглавлению книги "Католики на Соловках"

На верх страницы